«Орлуша, орлуша, большая ты стерва» (С)

А спутником дамы в мехах был модный будуарный поэт:





Хотела оставить «на десерт» для завтрашнего поста, но в комментах дамочку опознали, поэтому отдаю сегодня. Боланс, зацени.
promo miss_tramell январь 12, 2012 22:39
Buy for 9 000 tokens
Если у вас стоит задача не отработать рекламный бюджет и отделаться, а сделать так, чтобы информация о ваших товарах или услугах принесла результат в виде роста продаж и узнаваемости бренда, вы можете разместить свой рекламный пост у меня в блоге. Мой блог -- один из самых популярных в ЖЖ. По…
Надо же показать свои меха,не зря же покупала.
А что в Москве похолодало ? Полез за свом пыжиком..))
Блондой ей лучше, а так мышь в мышином платье!
Узнаю родную деревню - кто в чем))) дресс-код отсутствует штоле?! Дядьки в клепчатых рубашках с короткими рукавами и дэвушки в горжетках плюс мудаки во фраках, похожие на извозчиков - Совок рулит!!!!
самый совковый совок это когда "неудобно попросить домработницу в гараже прибраться".....
А тут муза и плевать ей на совковое мнение :)))))
таки да!
Точно, и мне неудобно. В гараже водитель должен убираться или автомойщик. А женщине тяжело. И снег муж сам чистит, не женское это дело. Как-то так.
Ну, наверное, совковые пережитки до конца не истребить.
Мы вроде как меня начали обсуждать?!
Или это вы там в платье в пол и в мексиканском тушкане?!
А попросить домработницу или нет -мое дело, заведите свою
Ну, вообще-то "дядьки в клетчатых рубашках" - это операторы информагентств. И их дресс-код не касается. Ну а женщина в горжетке и "мудак" во фраке - скорей всего ведущие этой вечеринки и их одежда нормальная как для конферансье. А что касается совка, то он всегда рулит)))
Ага... Извозчики и дирижеры
Мне просто Орлуша перестал нравитсья - вот я и злюсь
А на ногах у дамы в меховом боа надеты летние унты?
Если б она платьем платьем пол не протирала, тогда бы можно было это узнать.
Шляпку бы ей с полями и на руки перчатки, а так нет гештальта
"богема"
Орлуша прикольный - талантище!!! Простецкий такой, бухает только много. А так вообще колхоздрон, колхоздроном. Но на "Дожде" с Ксюшей отжигает зачетно!!!
40 лет спустя. Аргентинское танго

История любви многоопытного поэта Орлуши и юной красавицы Юлии Пановой, рассказанная писателем Игорем Свинаренко (который как-то заявил молодым: «А потом вы родите дочку, и я через 20 лет на ней женюсь»)

Love story началась классически — весной.

В апреле 2010 года модный поэт Орлуша — да что там модный, можно сказать, большой (автор бессмертных строк про надувную Ксению Собчак, про Волочкову, Шойгу, «Зае...ало» и др.) — полетел на побывку в родной Челябинск. («В глушь, в Саратов» — это еще ничего, а Челябинск от Москвы подалее.) С Урала его когда-то, лет 40 назад, увезли родители — папашу перевели в Москву, в министерство.

Прибыв на пару дней на историческую родину, Орлуша собрал в ресторанчике с уральским названием «Генацвале» своих одноклассников и собутыльников и занялся любимым делом: смешил друзей под холодную водочку и грузинские разносолы, пока, как говорят в ковбойских фильмах, «на пороге не показались двое незнакомцев». Чудеса опоясывающего нас, как лишай, маркетинга докатились и до Челябинска: началась принудительная презентация черного Marlboro. Сигареты желающим раздавала юная красавица — кстати, как после выяснилось, бывшая Мисс Челябинск среди студенток.

Забегая вперед, сразу скажу, что ее имя — Юлия Панова.

Поэт сразу купил — не у девушки, а у приставленного к ней коробейника — два блока этого совсем ему не нужного «черного», когда он курит «красное», курева. Который он после перепродал бармену с некоторым дисконтом — но громкая для Челябинска покупка успела прозвучать на весь продвинутый Урал.

Девушка была чудо как хороша (я это говорю, потому что знаю, сам ее увидел, позже). Но Орлов не стал с ней знакомиться. Не стал — и всё. Есть такой старый трюк, был, по крайней мере, когда-то — познакомившись с девушкой, водить ее в кино или в кафе или просто прогуливать по бульварам, принципиально не поднимая темы интима. Расчет тут на то, что через какое-то время девушка сама прильнет, приголубит, угостит. А вот вообще не знакомиться с девушкой, на которую запал, — это прием куда более продвинутый. Сама, типа, пусть с тобой знакомится, загнать ее в такую ловушку, откуда нет выхода.

Вместо того чтоб, значит, знакомиться, Орлов сначала громко запретил всем присутствующим тянуть к ней свои грязные похотливые руки, а потом завел беседу с начальником девушки — Marlboro-супервайзером всего Южного Урала. В разговоре поэт ненавязчиво поделился с менеджером своим богатым опытом впаривания лохам самых разных товаров. Товары точно были очень и очень разные — от удостоверений хиппи на улице Горького до Бориса Березовского карачаево-черкесам в качестве депутата. Орлов пообещал научить своей методике челябинских коробейников, а для связи оставил «мыло». На которое ему пришел ряд писем с Урала — но в переписку поэт вступил, легко догадаться, только с интересующей его девицей. Сперва обсуждали дела, а дальше пошло-поехало.

Завязалась, натурально, переписка. Знакомство состоялось, хоть и заочно, и процесс взаимного узнавания пошел.

То есть сначала узнавание, потом знакомство и далее контакт. И было же недавно какое-то комедийное кино, западное, на афише излагалась фабула: родить ребенка, выйти замуж, влюбиться. Ну и в нашем случае приблизительно так же.

Переписка началась в апреле.

В августе прошло первое свидание offline.

Местом действия Орлуша выбрал Стамбул — а это один из самых любимых его городов. Она летела туда с Урала, а он из Киргизии, в которой работал гастарбайтером (на предвыборной кампании). Его кандидат, сразу скажем, получил рейтинг выше, чем мечтал, но остался недоволен, как это часто бывает.

Место и без того романтическое, Стамбул летом 2010-го был куда как более привлекательным местом, чем даже задымленная Москва

Там-то и встретились двое близких, после длительной и глубокой переписки, людей. Им уже казалось, что они вместе живут лет 12 и все-все знают друг про друга.

— А то ведь как бывает? — рассуждает Орлуша. — Сперва люди знакомятся, потом женятся, потом начинают узнавать друг друга и, узнав, расходятся, для своей же пользы и ко взаимному удовольствию.

Навскидку каждый второй брак в России разваливается потому, что каждый первый заключается по схеме, изложенной Орловым. Каждый второй брак не распадается, потому что совершается по той же схеме, но у людей кончается завод и у них не остается энергии, чтоб переворачивать жизнь и разменивать квартиры.

Молодые слетелись в Стамбул, где за два часа успели обручиться (кольцо с бриллиантом от Tiffani; хотя, конечно, заметим вскользь, там, в Турции, известно, что за Tiffani иной раз попадается) и упасть друг другу в объятия.

Дальше они расстаются в офлайне и продолжают плотно общаться online.

Ситуация развивалась, жизнь брала свое.

В октябре Орлуша полетел к невесте в Челябинск — повидаться, и заодно познакомиться с родителями. Оказалось, что потенциальный тесть на пару лет младше вероятного зятя, но мужик нормальный и не стал открыто возражать против переезда дочери на ПМЖ в Москву.

Из которой те очень быстро отправились в плановое путешествие в Аргентину.

Что так? А у молодой была мечта — научиться танцевать танго. Для этого она собиралась записаться на курсы еще в Челябинске. Но вы не знаете Орлушу с его любовью к широким красивым жестам, которая привела его на грань разорения. (В очередной раз.) Сразу стало ясно, что танго — это только Аргентина, без вариантов. Мысль о том, чтоб пересечь океан пошло на самолете, была поэтом сразу отброшена. Он купил две путевки на круизный лайнер с подобающе поэтическим названием «Лирика», который на зиму из Средиземного моря перегоняли в Карибское, это называется, чтоб вы знали, replacement. Не гонять же белый пароход зря, тем более что билеты нарасхват — конечно, его набивают туристами. Счастливыми туристами.

Молодые прилетели в Италию. Болонья, Венеция, Генуя. Пароход. Через Францию, Испанию, Африку и Бразилию — в Аргентину. Медленно так, не торопясь, плыли три недели, притом что сам путь через океан, если не делать приятных остановок, занял бы три дня.

Орлуша, кстати, давно задумывал такой вояж, начитавшись в свое время Бунина, но все чего-то не хватало — то денег, то подходящей компании, то, наконец, достойного повода.

А тут все вдруг совпало, и особенно кстати пришелся богатый киргизский гонорар.

По пути они заглянули, конечно, в Рио и прошлись по этому роскошному городу, который устроен идеально, если судить с позиций красоты. Берег океана, бухта полна живописных, как в кино, островов. Горы идут от центра города во все стороны кроме моря, а на склонах — фавелы, где танцуют лучше, чем в любых танцшколах! И все — в зелени, в парках, в белых особняках…

Эх, был бы на месте жениха другой мой дружок (фамилию называть не буду, чтобы не развалить вполне себе счастливую семью), так он бы… Он бы точно овладел своей красавицей в голове, пардон, Христа, то бишь статуи, стоящей над городом на холме. Каждый раз, видя огромную статую Спасителя над Рио, он мечтает произвести римейк старой ситуации — когда при советской еще власти он в глазу Родины-матери цинично подарил свои ласки секретарю волгоградского горкома ВЛКСМ, комсомольской, так сказать, богине.

Но наши влюбленные поперлись на всемирно известный пляж Копакабана, где Юлия наслаждалась прибоем, а водобоязненный Орлов в одежде потел на берегу. А дальше надо было бежать на пароход, так что на Христа у них времени не хватило бы при всем желании. Во всех смыслах этого слова.

И, наконец, Буэнос-Айрес! Город, как оказалось, сплошь уставлен красивыми огромными домами начала прошлого века — если таких на московской улице встречается хотя бы два, то она считается красивой вся!

И вот как-то они прогуливаются по этому городу, про который столько разговоров, и их спрашивает кто-то:

— Вы русские?

— Ну.

— Так сходите вон в тот ресторан, в нем пел еще Алеша Дмитриевич. Там остатки его табора, они все еще поют, как прежде…

Не пошли. Зато пошли учить танго, которое забросили после третьего урока. В Аргентине и без танго, и без цыган хорошо.

Надо сказать, что невеста вообще — умница, пишет статьи, которые удовлетворили взыскательный вкус даже Орлуши. Студенткой она на спор заработала журналистикой 900 евро и потратила их на поездку в Италию; она так суетилась, потому что не знала, что встретится с поэтом и тот бросит к ее ногам весь мир.


И еще Юля, что немаловажно, замечательно смеется. Смех вообще выдает человека с головой.

И у нее манеры вполне безупречные.

— Мама учительница? — спросил я.

— Ты не угадал, мои родители врачи.

Какая разница.

Есть уже плод этого романа: роман в письмах. Он готов, издатели на старте. Делаются последние приготовления.

Одна дама, которой Орлов по старой дружбе дал почитать рукопись по секрету — ну, чтоб узнать мнение целевой аудитории, — прочла на одном дыхании и сказала, что все девушки мечтают о таком. Чтоб неожиданное знакомство, красивые ухаживания, гениальная переписка, перстень с бриллиантом, обручение в Константинополе, круиз на белом пароходе в 12 палуб через океан.

— Это как Шодерло де Лакло.

— А, Liasons dangereux?

— Угу. Опасные связи.

Кроме Liasons dangereux это еще напоминает «Калину красную», где «хиппующий» (термин тут проходит с натяжкой, конечно) персонаж Шукшина тоже переписывался с «заочницей» и наврал ей издалека такого что она, натурально, влюбилась — что при ежедневном, с нуля, контакте едва ли было возможно.

— Признайся, ты специально не встречался с ней, цинично, чтоб сделать книгу? — спросил я.

— Нет, ну что ты.

— Но поди теперь это докажи.

— Красота книги еще и в том, — стал он отвечать мне на поставленный им самим себе вопрос, — что на каждом письме стоит дата и время, с точностью до секунды. Интернет же!

Да… Все пишут «малый жанр», даже мини, вплоть до твиттера. А большой если кто и делает, то чаще всего выходит занудно. Орлов, как всегда, нашел свою дорогу, без геморроя и надувания щек, с минимальными затратами энергии и максимально возможной отдачей. Don’t work hard, work smart.

И вот мы сидели как-то в компании, в кабаке, слушали этот орловский рассказ, и один серьезный человек, за 50, большой начальник, сказал:

— Ты всем нам дал надежду…

— Да ни хера он не дал, что ты несешь! — ответил я. — Или ты таки поедешь в Челябинск и будешь там искать чистую любовь? А эпистолярный роман? Да тебя не заставишь и 300 строк написать! Сиди уж… К тому ж тебе в лавке некого оставить. А Орлуша свободный человек, у него ничего нет, даже лавки, и не надо ему сидеть в офисе, ждать — вдруг Сурков позвонит…

Как-то я обедал с молодыми, вытащив их в город, — ну не ставить же невесту к плите варить щи. Я смотрел, смотрел на эту живую иллюстрацию к знаменитой картине Пукирева, да и сказал:

— А потом вы родите дочку, и я через 20 лет на ней женюсь.

— Да ты можешь хоть завтра жениться на моей английской дочке, которой 29 лет. И не надо будет столько ждать, — ответил поэт, который вообще-то моложе меня на пару месяцев.

— Вот гад, сам на молодой женился, а мне старушку подсовывает.

— Ну, не так уж Юля и молода, честно говоря, — вздохнул поэт
P.S.
Я скачал из Интернета стих, который как раз про молодых. Тут и фабула, и новая стилистика поэта, и изменение его взгляда на жизнь — виден путь, пройденный от охальных сюжетов про минет до высокой любовной лирики.

Про презентацию черного Marlboro
автор Андрей Орлов, написано: 6 Июнь 2010 г. в 21:16

И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна…

Был ресторан подобьем табора,
Меню с ценой за бой стекла…
Она презентовала Marlboro
Двум пьяным с дальнего стола.

Она держала расстояние,
Как будто очертила круг,
Через который их желания
Не доносили ветви рук.

При ней, на случай приставания —
Табачный менеджер. Щенок
Был тоже занят раздеванием
Ее (в уме) — от плеч до ног.

Предмет вечерней презентации
Чернел в ухоженной руке,
И подтвержденьям смерти нации
Был нужен, как топор реке.

Во взгляде, ярком, как пророчество,
Звучал ответ, неумолим:
Вы обрекли на одиночество
Фигуру в черном платье «слим».

Ее точеные запястия
Всем говорили, как могли,
Что ждут пронзительного счастия,
Браслетов острова Бали,

А здешних, с их мечтами жалкими
И жизнью, хоть от боли вой,
Она одарит зажигалками
И сигареткой дармовой.

Смотря сквозь дым на это порно, я
О ней с собою говорил.
Она презентовала «черное»,
Я тоже «красное» курил.

Соображениями страстными
Крутилось головы нутро…
Но между «черными» и «красными»
Всегда — зеленое «зеро»!

А значит — время остановлено!
А значит — ставки обнулить!
Забыть о том, что заготовлено,
И — брюта на двоих налить!

Смотреть 3D большеэкранное,
Где Он в Нее слегка влюблен,
И вспоминать знакомство странное
Без телефонов и имен.

P.P.S.
Я долго не мог отделаться от мысли, что вся эта история насквозь придуманная. Fake.

Что на самом деле никакой Юлии нет.

Что это вымышленный персонаж.
После я таки увидел ее живьем, и не раз.
Но мне до сих пор кажется, что это розыгрыш.

Мне кажется даже, что нет не только Юли но и Аргентины. (Подумаешь, фотки на фоне испаноязычных надписей типа «Кто ответит на вопрос, что такое huesos», т.е. кости на испанском, непонятно только, откуда у них такая забота о костях.) Меня не покидает чувство, что это — сладкая история, придуманная Орловым, мастером пиара и большим креативщиком. И это все — часть PR-кампании новой книги. Сама по себе Юля, конечно, существует, но она не более чем челябинская студентка, которую Орлуша видит не чаще, чем я, просто приводит ее в ресторан и кормит обедом, и развлекает, и ее и нас, да и себя. В том числе и этой простой красивой легендой про намеченную якобы свадьбу. Но сюжет хорош, хорош. Любовь — особенно бескорыстная, молоденькой яркой красавицы к парню, который перевалил на шестой десяток и успел уже много не только заработать денег, но и просрать их же, — очень благодарный сюжет. Это вывернутая наизнанку сказка про принца, который запал на малорослую прислугу-сироту и, несмотря на все тыквы, женился на ней, а не на такой вот самой Юле, которая неплохо смотрелась бы при дворе.

История с придуманной невестой, впрочем, намного веселей, чем просто необъяснимый роман с юной красавицей.

Ведь vita, как известно, brevis, в то время как ars — longa.
Через каких-нибудь 100 или даже 50 лет все мы, сегодняшние, истлеем (притом что бабушка Юля, пардон, будет жива-здорова, а что ей сделается, она ведь из другого поколения, из сильно другого), а книжки останутся. Какие-то книжки — не все же, конечно.

От редакции.
Дорогие читатели, ждем ваших любовных историй. Лучшая история может быть опубликована. Победитель получит приз. Может быть, даже и от поэта Орлуши. Хэнд-мейд.

Игорь Свинаренко
Оне ужасны оба - Орлуша аки женсчина немолодая и дэвушки аки вампир с неотбеленными зубами
с удоволствием пристрелю тебя нахуй быдлака)))
Я во вторник из-за феста бурлеска не пошла на его свадьбу. Говорят, было весело)
А стихи у данного стихоплета есть у кого? выложите по прикалываться?