Оля в тапочках: производственный роман

Зайки, я очень хочу, чтобы вы прочитали этот пост, а лучше, даже два раза. В нём нет ни слова вымысла, я изменила лишь имя героини, но в остальном оставила всё, как есть.

Олю в тапках я очень хорошо знала, и она, не будем кривить душой, живёт во всех горе-винтиках нашей системы.


Утром Оля переобувалась под столом в тапки. Ходить на каблуках по работе было мучением для неё. Она даже купила мягкий банный коврик под ноги и зарывалась в него по щиколотку, когда открывала на рабочем компьютере пасьянс и соцсети.

На многотысячном предприятии Оля отвечала за импортные поставки. Приедет делегация из Австрии, заключат многомиллионный контракт на поставку станков, уедут довольные, а реализацию договора спускают по цепочке Оле.

Работу она ненавидела всей душой, что в общем-то было нормой для всех её многочисленных коллег. Самым большим счастьем в Олиной жизни был вечер. В пять часов она скидывала тапки, обувалась в туфли за двадцать тысяч и бежала домой. Там она зарывалась в плед на диване, мыла яблочко, читала книжку или смотрела Давай поженимся.

Оля тянула момент отхода ко сну, потому что вставать в шесть часов было практически невозможно. Дорога до предприятия вообще была испытанием: зябкое утро, толпы трудового народа, толкающиеся в транспорте злые люди. Быстрее б добраться стола, чтобы переобуться в тапки и уткнуться в пасьянс.

А тут -- внезапно валится контракт с австрийцами. Это только для непосвящённых он звучит ерундово -- ну, подумаешь какой-то контракт! На самом деле, на плечики Оли ложится вся бюрократия предприятия, доставшаяся с советских времён, усугубленная разрухой в головах девяностых.

Чтобы оплатить оборудование, нужно собрать восемнадцать подписей. Первая -- самая лёгкая, Оля ставит её сама. Завизировала, приняла в работу. Затем нужно идти к начальнику отдела импортных поставок, зачем-то отвечать, почему она не замужем до сих пор, почему не рожает от первого встречного. Затем, выпив чаю за дружеской беседой, следует рысцой добежать до соседнего корпуса: в бухгалтерию.

Бухгалтер, начальник, кажется, планового, финансист. Затем -- снова на улицу, в третий корпус к юристам, чтобы урвать на бумажку три подписи. И снова назад в бухгалтерию: ставить подпись финансового директора.

К производственникам тащиться -- не гулять по Монмартру. Где тот цех, в который нужны станки из Австрии? Оля в тапочках узнаёт по плану, что это километра два или три по кривым закоулкам территории комбината. Начальник цеха, дышащий перегаром, экономист с косоглазием.

Теперь назад, в корпус с начальником производства. Там ещё несколько подписей, и наконец -- можно в главный. К главбуху, заместителю, генеральному.

Весь этот квест по-хорошему занимает неделю. Кто-то в загуле, кто-то просто не в курсе. С кем-то не выпить кофе -- нажить врага, с кем-то коньяк. Всё это -- на каблуках, от которых опухают ноги. Всем улыбнись, хотя от этих рож плеваться хочется. Тапочки с ковриком под столом сиротливо ждут, пасьянс и соцсети простаивают.

Представив все эти ужасы грядущих приключений на жопу, Олины ножки сжимаются в тапках. Нет, -- решает она, -- начну завтра.

Завтра наступает через пару недель, когда австрийцы, отгрузившие давным-давно оборудование, узнают, что деньги не перечислены. Они звонят Оле, чтобы спросить как дела. Оля профессионально их уверяет, что всё на мази, и деньги вот-вот поступят. Австрийцы, обдуренные дьявольской хитростью девочки в тапочках, отступают, разбившись об её уверенный тон разговора.

Осенние дни коротки и мелькают, как телеграфные столбы в скором поезде. Оле уютно в тапочках, она уже почти профессиональный психолог, умеющий успокоить самых нервных австрийцев по телефону. Жила бы она с такими навыками где-нибудь в США, ей бы цены, как психоаналитику, не было.

В конце концов, жадность всё-таки перевешивает, и поставщики начинают подозревать, что эти русские кинули их через письку. Они в ужасе звонят генеральному, через неделю дозваниваются, чтобы узнать: кидать их не собирались. Видимо, -- с похмелья говорит он, -- у нас где-то что-то застопорилось.

Путём служебного расследования, выясняется, что дело не заладилось и не пошло с самого, что ни на есть, начала -- с Оли. Но как и всё на этом острове Невезения, дело до наказания не доходит. Нет, просто не доходит, а не из-за коррупции и кумовства. Всем тут даже наказать за дело лень.

Олю, обутую в тапочки, вызывает её начальник и убеждает, что австрияков кидать всё же не следует. Хорошие ж люди, -- говорит он, -- Бюргеры. Обижать их, как и детей, нельзя. Оля, вернувшись на свой банный мохнатый коврик под столиком, снова представляет в красках грядущий квест, который однажды уже проходила.

Нет, -- решает она, -- Ни-за-что!

Путём нехитрых манипуляций в её руках оказываются образцы всех подписей нужных людей. Она прикладывает их к окну, сверху кладёт лист сбора подписей и за полчаса всё стеклофонит разными ручками. Бинго, мишн комплит!!!

Австрицы, получив деньги, решают, что никогда больше не приедут в Россию, но это они сгоряча обманывают сами себя. Жадные людишки, вернутся -- никуда не денутся. Разорвать с нами щедрые экономические связи практически невозможно. Ведь оборудование уже полгода стоит под дождём в порте города Новороссийска, и половина его проржавела.

Как это кто его там забыл?! Оля, конечно.

Вы, жестокие люди, вообще представляете, как доставить контейнеры оттуда сюда? Вижу по вашим лицам, по вашему презрительному отношению к Оле, что нихрена вы не понимаете.

Когда губернатор приезжает открывать новый цех с импортным оборудованием, вдруг оказывается, что оборудования-то -- тю-тю. Батюшка есть, готов освятить все железки. Ленту красную повязали, поднос с ножмицами и телекамеру приготовили. А станком нет! Нет и не было вовсе. Деньги уплочены, а всё по-старинке.

Снова начинается служебное расследование, снова находится слабый винтик системы -- Оля в тапочках. И снова до наказания не доходит. Губернатору показали вместо новых станков старые, батюшка сбрызнул святой водой всех, ленточку перерезали, так что всё обошлось.

Олю снова вызывает к себе начальник отдела закупок и укоризненно наливает ей чай. Вы думаете, что у Оли совести нет? Есть, поэтому она, переобувшись, идёт в управление перевозок, чтобы рассказать в каком порту найти им контейнеры.

Пацаны в транспортном все весёлые. Рады Ольке, зовут пить чай. А, контейнеры с оборудованием? Да ла-а-адно тебе, счас чо-нить ещё придёт, вот через полгода как раз всё вместе доставим! Не ссы, Олька, печеньку ешь!

Три года спустя модернизированное производство запущено. Всех, кто принял участие в процессе, награждают премией. Ольку -- тоже. Ей выдают путёвку в Турцию -- заслужила.

Вы думаете, так не бывает, что отдел импортных закупок -- аномалия на теле того предприятия?

Значит, вы просто не знаете, что творится в отделе российских закупок. Там -- в два раза страшнее, потому что на другом предприятии сидят не австрийцы, а такие же наши люди. Тут -- Олька в тапочках, там -- Катька в уггах.

На Олькином предприятии есть даже специальный цех, который переделывает то, что поставляют отечественные контрагенты. Втулки не того размера подгоняют под те -- не обратно же отправлять, когда сроки горят?!

Нас убить -- можно. Победить нас -- нельзя.


Subscribe to  miss_tramell
promo miss_tramell january 12, 2012 22:39
Buy for 9 000 tokens
Если у вас стоит задача не отработать рекламный бюджет и отделаться, а сделать так, чтобы информация о ваших товарах или услугах принесла результат в виде роста продаж и узнаваемости бренда, вы можете разместить свой рекламный пост у меня в блоге. Мой блог -- один из самых популярных в ЖЖ. По…
Я закупщик и Российского, и импортного товара))) Узнаю знакомые нотки, но не так все страшно, поверь)
А Оля - дура)
компания, на которую работаешь, крупная?)
почему же оля -- дура? по-моему, наоборот, очень умная
сталкивалась я с такой олей в тапочках. правда в другой отрасли.
даже наличие системы электронного документооборота не решает проблему Оли
Кошмар, сквозь строки померещилась Володченка!
я думаю, что у неё с олей много общего
разве что оля хоть что-то иногда делает)
жалко, что безалаберность и безответственность не возведены в ранг смертрных грехов.
О, я таких знаю...много
представьте, что происходит, когда Оля начинает готовиться к свадьбе.
А кто у Оли папа? В посте об этом ни слова.
Поэтому я и удрала когда-то из государственной организации в частную:)
Бля..... Скотский домоуправ в 15 градусов включила отопление, СУКА.
я, когда училась, курсовые в последние дни перед сессией писала, но к началу сессии всё было готово. короче, нужно конкретные сроки ставить, если к сроку не готово - наказывать.
мне всё просто кажется. может я, конечно, не понимаю чего-то
Втулки не того размера подгоняют под те -- не обратно же отправлять - о да... Все на свете подгоняют, не только втулки. А уж если и еще раз накосячили, ну тогда вот уже пиздец..
ничего страшного! наш человек и блоху подкуёт, если прижмёт сильно)
Да, как ведущий специалист отдела закупок, согласна примерно так и есть, и это импорт, где нас вроде как жестко контролируют, что твориться в локальных отделах, даже фантазии не хватит описать.
Для корейцев, к слову, после определенного продвижения по служебной лестнице, нормалтно ходить по офису в тапках. В домашних.
я бы тоже ходила на работу в тапках
а смысл -- ноги бить?)
Раз такая куйня на предприятии творится, значит управление - мудаки а не Олядура.
Потому что:
1. Нет чётких должностных инструкций (все за всё отвечают а крайних нет. Качество начинается там, где начинается индивидуальная ответственность)
2. Не прописаны процедуры выполнения работ (кто, когда, в каком порядке, какие сроки, и.т.д...)
3. Самое главное - работа начальника в том, чтобы решить проблемы подчинённых и организовать работу ДО того, как они ее начнут выполнять. (более чем уверен, что подписи хрен соберешь потому что этот в командировке, а эта не подписывает, пока не будет подписи того, кто в командировке и вообще - эта сумма в бюджет на этот год не заложена, надо найти того, кто согласует...)
4...
5...