Love под кокаином

Светка пробыла неделю. Привела меня в какое-то подобие чувства - по крайней мере, я стала регулярно мыть голову – и улетела в Москву, где у нее был Мейтон. Оно и к лучшему: не придется больше притворяться, что я more or less ok. Легла на диван, надела наушники, врубила Garbage, отхлебнула виски и решила убить себя так, чтобы обмануть бога. Ну, чтобы он не догадался, что это я сама. Иначе – ад. А мне туда - никак. Я же хотела родиться вновь...</p>

И тогда я взялась за подготовку своего самого важного в жизни проекта, уже точно зная: меня убьет Гедас.

 Гедас... Мой литовец. Совладелец русской дискотеки в Лондоне. DJ and drug dealer. Красавчик.

- Привет.

- Ты? – спрашивает осторожно. Будто не верит своему счастью. Так всегда с ним, когда я звоню.

- Я.

- Надолго?

- Насовсем.

- Мне приехать?

- Кокоса прихвати.

Через час открываю. Стоит как гвоздями к полу прибитый. Глаза испуганные. Спрашиваю:

- Боишься?

- Опять все внутренности наизнанку вывернешь?

- И что?

- Ничего. Ради этого и живу.

- Ну, входи.

Стук пластиковой карты по стеклянному столу. Белые дорожки. Ровные. Узкие. Порошок летит в мозг, и пространство вокруг становится легким и приятным. Гедас сгребает меня в охапку. Целует отрывисто, бормочет что-то бессвязное, дрожит. Прикасаюсь к члену. Рычит как загнанный зверь. Кончает через несколько секунд. Сползает с дивана на пол. Вытягивает ноги. Закрывает глаза. Из уголков катятся слезы. Ловлю соленые капли губами. И вдруг меня охватывает такая нежность, что теперь уже я не могу. Теперь уже меня разрывает. Беру в рот, чтобы снова встал. Сажусь на него. Вот так. Хорошо.

Шепчет:

- Ты вернулась. Ты вернулась, бэйб.

У него застывшее лицо. Как всегда, мой с потрохами. А, значит, everything will be as it should be.

Еще в самом начале нашего романа я сломила его волю настолько, что он физически не мог произнести «нет», когда я в чем-то нуждалась. Вот и в этот раз Гедас забыл о том, что дома его ждут жена и маленькая дочка, что закидываться коксом до кровавых ноздрей – вредно для здоровья, что я не раз его предавала.

Следующие две недели прошли под знаком трех «С»: Снег, Секс, Смех. Литовец забросил свой дискотечный бизнес, я перестала есть. Жратва – дело свинячье, смеялась я, морозя десны с самого утра.

А в один прекрасный день я получила уведомление о разводе. Это был знак: пора! Разорвала бумагу на мелкие кусочки, сложила их в пепельницу и подожгла. Пусть горит. Все равно развод не состоится, потому что меня скоро не будет. Не бу-дет! Боли станет негде жить! Она исчезнет вместе со мной! Урааа! Подпрыгнув от радости, я прокричала:

- Хочу праздник! Супер-пупер-мега-Christmas!

- Сделаем, - ответил Гедас, отхлебывая из горла.

Поцеловал меня. Его губы были прохладными. От шампанского. Надо купить самое красивое в мире платье. Может, свадебное? А что? Умирать так, блядь, нарядно. К тому же, у меня никогда не было свадебного платья. Как, впрочем, и свадьбы. Просто однажды утром Забелин взял мой паспорт, а вечером вернул. Со штампом о регистрации брака.

Платье я искала много дней. Перемерила сотни, пока не дошло: нельзя умирать в prete-a-porte. Но кто? Кто сотворит мой последний наряд таким, чтобы все сдохли от зависти? Готье? Валентино? Армани? Может, Прада? Или?.. Ну, конечно же! Рыжая старуха с протекшей крышей! С ней можно поделиться. Надеюсь, она поймет мое желание умереть красиво. И непременно в свадебном платье.

И она поняла, выразив понимание в облаке черной тафты. И в крыльях. Больших. Роскошных. Как у ангела. Только черных. К тому моменту я была уже совсем крошечная. Весила сорок три килограмма. Кожа стала бледная, и черный смотрелся на ней особенно ярко.

Долго думала, какая тачка подойдет лучше всего. В результате, купила красный «ХХХ» - последняя кость моему эго.

Еще нужно было сделать фото. Самые лучшие. Чтобы смотрел, сука, и рыдал. Альбом, над которым трудились звезды мировой фотографии, обошелся мне в ХХХ тысяч евро. Дороговато, конечно, но экономить перед смертью – глупо.

Накануне своего последнего дня я не спала: вдруг стало страшно. Кошмарное ощущение – знать, что завтра ты умрешь. Оно меня как-то обходило, пока я носилась с приготовлениями. А в ту ночь накрыло. До трясучки.

Чтобы как-то отвлечься, включила Pochill. Незатейливые и охуеннно лиричные песенки. Такие хочется слушать, когда тебе четырнадцать, и ты до слюней влюблена в Лешку из 11 «Б». А я любила.... Да никого я, блядь, не любила! А с Гедасом трахнулась. Под эту самую музычку. Живенько вышло. В зеркало видела.

- Закинемся? – предложила я.

Литовец улыбнулся и принес сахарницу. В ней был кокаин. Под завязку. Я швырнула на стол несколько пригоршен. Поднялось облачко белой пыли. Стало грустно. Скоро я тоже буду облачком. Написала порошком: «Забелин». Втянула букву «З». Потом «А». Подумалось: если поменять «Б» и «Е» местами, получится «Заеблин». Заеблин! Такая ржака! Употребила «Е» и «Б». «Заеб». Прикольная «абэвэгэдэйка»! Загадала: если до утра позвонит – не буду умирать. Поборюсь еще.

Но он не позвонил...

К своему последнему выходу я готовилась очень тщательно: полдня провела в Tony&Guy, полдня – у косметолога. Вышла – невероятно отпидорашенная. Как невеста перед свадьбой...

Когда пришло время ехать, Гедас предложил взять такси, но это бы похерило мои планы. Заявила:

- Хочу видеть твои ладони на руле. Пиздец как секси.

- Я под кайфом.

- А не ебет.

Я с трудом поднималась по ступенькам клуба. Тело ослабло. Зато дух окреп. Гедас взял меня на руки. Сказала:

- Крылья не помни.

Ответил:

- Ты такая красивая, мой ангел.

Русская тусовка встретила меня нарочито приветливо. Так всегда встречают тех, у кого бабки. Смотрят с жалостью: «Совсем снюхалась», а в лицо улыбаются и говорят, как я заебательски выгляжу. Уроды!

Кокс – повсюду: в туалетах, в private rooms и даже на фуршетном столе. Как простая жрачка. Подходи да бери. Это наша территория, здесь мы хозяева. И пусть за окном – Лондон, у нас – тут mini Russia. И срать мы хотели на все, отмечая их фальшивый Christmas!

Зачем-то заявилась Юля – жена Гедаса. Пыталась с ним поговорить. По-моему, даже плакала, но литовец был уже в хлам. Ржал, не переставая. Юля подошла ко мне и, глядя в глаза, спросила:

- Хочешь его убить?

- Нет. Я хочу, чтобы он убил меня.

- Психи! Выродки! – прокричала девушка и, кажется, попыталась меня ударить. Но у Гедаса в клубе – security. Вывели ее под белые рученьки. И правильно. Ей так лучше. Она хорошая, а мы здесь все заражены бесами. Бесы живут внутри нас, перепрыгивают изо рта в рот. Мы целуемся, смеемся, разговариваем, обмениваясь ими.

Но скоро это закончится. Я полечу над домами, мостами, деревьями. К боженьке. Боженька меня любит и ждет. Он подарит мне новую жизнь, в которой не будет боли и одиночества, в которой меня никто не предаст и не будет предан мною, в которой я буду счастлива.

Подошла к Гедасу и протянула ему ключи от машины:

- Полетаем?

- Давай, - с готовностью отозвался он.

Его глаза ошалело блестели. Как, впрочем, и мои. Наверное. Спросила:

- Есть magic pill?

- Just a sec, babe.

Литовец испарился, чтобы через секунду вернуться. В одной руке он держал две таблетки, в другой – бокал шампанского. Я закинула в рот белый кружочек, сделала пару глотков и закрыла глаза. Минута – и все встанет на свои места. Исчезнут последние сомнения, появится легкость мыслей, движений, вернется детское восприятие мира. Гедас подхватил меня на руки и закружил, выкрикивая:

- Моя девочка со мной! Моя любимая девочка со мной! Она вернулась!

- И мы улетаем! – прошептала я, задевая окружающих крыльями.

Литовец вынес меня из клуба. Захлебываясь от смеха, сели в машину. Поставила диск с ариями из «Тоски». Ехали медленно. Было ощущение полной нереальности происходящего. Гламурный катафалк. Меня больше нет. Есть ангел с черными крыльями, который должен вернуться на небо. Когда выехали из Лондона, крикнула:

- Гони!

Гедас нажал на газ. Прокричал:

- I love you babe!

- Быстрее! Я хочу летать!

- I love you babe!

Скорость не чувствовалась. Был полет и огни в лицо.

- Еще быстрее! Еще!

Наконец, мы оторвались от земли. Вдруг - удары со всех сторон. Закручивает в какую-то воронку. Это и есть тоннель в рай? Я лечу к тебе, боженька! Отче наш, иже еси на небеси, да святится имя твое...

Отрывок из рукописи "Два мохито под дождём".

 


Subscribe to  miss_tramell
promo miss_tramell январь 12, 2012 22:39
Buy for 9 000 tokens
Если у вас стоит задача не просто отработать рекламный бюджет и отделаться, а сделать так, чтобы информация о ваших товарах или услугах принесла результат в виде роста продаж и узнаваемости бренда, вы можете разместить свой рекламный пост у меня в блоге. Мой блог -- один из самых популярных в ЖЖ.…

Comments have been disabled for this post.